25 мая 2012, Сантьяго де Куба – Монтего-Бей

Интернета в Марлин-марине нет, ехать в Сантьяго в интернет-кафе душит жаба. Перед выходом три раза, нарушая запрет на спутниковую связь, получаю прогноз погоды с интервалом примерно в три часа. Все прогнозы разные, но тенденция одна – в ближайшее время полоса шириной в 50-60 миль в проливе между Кубой и Ямайкой желтого, а в некоторых местах и коричневого цвета. Для тех, кто не знаком с программой zyGrib, желтый – это ветер от 15 до 20 узлов, светло-коричневый – от 20 до 25 узлов. Ничего страшного, конечно, для яхты это нормальный ходовой ветер. Да и для нас, в общем-то, не казнь египетская, но и не мед. Если вспомнить, то на переходе до Гренады было до 24 узлов истинного, а в Амазонии примерно 25-28, но в корму, и ничего, выжили. Да и Куба надоела хуже горькой редьки… В общем, готовим штормовой грот и едем.
Начинается все довольно кисло – бейдевинд, 7 узлов ветра, полный грот и перспектива проболтаться в проливе двое суток. Но уже через 20 миль начинает свежеть, ветер отходит до галфвинда, и немного погодя мы последовательно берем все три рифа на основном гроте. После ужина поджимает еще, и я с удивлением обнаруживаю, что рифиться дальше некуда. На ночь ставим штормовой грот, прячем подальше все, что может смыть и начинаем готовиться к дальнейшим неожиданностям.

Первая вахта Женькина, проходит вполне предсказуемо – порывы из-под туч. В начале моей вахты небо ясное, яркие звезды и ровный ветер. Неужели прогноз не сойдется? Но к середине вахты становится ясно – сойдется. Проходим предполагаемый рубеж. На анемометре резко выскакивает 18. Ноги и руки реагируют быстрее, чем голос, вместо того, чтобы позвать подвахтенного, я мечусь к стаксель-шкотам и скручиваю стаксель наполовину. Становится легче. Еще через полчаса начинают появляться низкие тучи и порывы из-под туч. Еще через полчаса волна увеличивается, начинают шипеть гребни. Но моя вахта уже заканчивается.

К этому времени на анемометре стабильно больше 20 узлов. Стаксель скручен на две трети, лодка порывы держит. Все время хочется убрать шверт, но курс ближе к бейдевинду, не получается. Постепенно растет и скорость судна, и бортовая качка. Отдельные гребни перекатываются по палубе, спать на подвахте сыровато. Приходится приувалиться, чтобы не идти точно лагом к волне. Глотаем традиционный кофе, пытаясь усидеть на вахтенном кранце и даже не пытаясь приладить стулья. Постепенно три четверти стакселя оказывается на закрутке. Лодка идет спокойно, даже авторулевой практически не надо корректировать.

Два часа страха достаются Олегу. Мутит даже на палубе, а в каюте совсем плохо. Удары гребней все жестче, скорость все выше, свист в снастях все громче. С трудом нахожу положение, в котором не бьет по почкам и не мутит, начинаю засыпать и вдруг слышу знакомый уже звук рвущейся стали. Точно определить сразу не удается, осматриваю все, где нет опасности быть смытым за борт, прослушиваю скрипы в каюте – ничего определить не удается. Махнув рукой Олегу и даже не пытаясь посмотреть на приборы, валюсь на свое место и продолжаю борьбу за сон. К концу вахты Джека ветер начинает успокаиваться, удается немного задремать. Полоса препятствий в 60 миль заканчивается. Последний гребень прилетает в 5 часов утра, сопровождаемый руганью в адрес вахтенного: «Ували, не дрова везешь!» и ответом: «А не пойти бы вам!...»
В середине полосы скорость в галфвинд под штормовыми парусами достигала 10.5 узлов, вымпельный ветер – 30 узлов, волна – более 3 метров. Звук, поднявший меня, был произведен лопнувшей внутренней кницей на четвертой балке с наветренного борта. Свежий разлом обнаружили, когда залезли под днище для ревизии. Открутился болт на подшвертовой балке, державший кницу дополнительного стрингера. Больше разрушений не было…

 
 
день395
миль*17506

*1 морская миля = 1.852 км