12 апреля 2012

12 апреля
Сегодня день рожденья Юры. Дарим ему книгу Евгения Ицкевича, основателя Дома искусств в Сан Луисе. Далее начинаются драматические события нашего знакомства с Амазонией, к счастью поверхностного и кратковременного. В 8 утра заходим в пойму реки Амапа де гранде - залив Равадор де Марака. По GPS знаем, что это штат Амапа. Вход в залив до непосредственного входа в реку не менее 5 миль. По берегам девственный лес. Идём под кливером. На берегах кроме леса ничего и никого не видно. В 10-30 увидели бетонные мостки, напоминающие по форме знаменитый Стоунхендж в Англии, чалимся с разгона на пологий глинистый берег, чтобы выйти на траву. «Стоунхендж» оказался старыми заброшенными мостками. Вокруг катамарана глинистая почва, в которой мы начали утопать по колено. Место не гостеприимное, но чалка уже произведена, Кулик даёт задание произвести несложные ремонтные работы.

Мы с Женей Ташкиным отправлены на разведку. Сразу понимаем, что это настоящие Амазонские джунгли, полные неизвестности и опасности. Как только я углубился в высокую траву, заметив невдалеке старое замшелое строение, был атакован жестокой командой летающих шершней. Получив 7 укусов в живот, плечи и голову, молниеносно ретировался, утопая по щиколотку в грязи. Женя обнаружил огромного паука-птицееда. Далее нас встречала различная живность от мелких насекомых до больших животных. Преодолев по грязи заросли колючей травы, мы выползли на некое подобие дороги, ведущей вероятно, в искомое поселение Амапа. Пока парни занимаются ремонтом, уходим с Куликом в деревню. Наша задача проинформировать полицию о том, что Дмитрий Гайнер не сумел выйти в океан. Мы надеемся получить в полиции подтверждающую записку и штамп в клиренс (документы на выход, где нас значится 7 человек), что по факту на судне 6 человек. Иначе нас могут ожидать проблемы в первом же порту. В 15-30 приходим в деревню Амапа, до которой прошли по грунтовой дороге порядка 2 км. Заранее понимая, что вымажемся как черти, что собственно и происходит, взяли смену одежды – шорты, футболки и сандалии.

Уже в чистом одеянии идём по посёлку. Асфальт, одноэтажные дома, мини-магазинчики с едой и питьём. Бразильцы, равнодушно поглядывающие на нас. Никто никуда не торопится. Доходим до полиции, заявляем нашу проблему и вскоре понимаем, что «вляпались» по уши – не было печали, черти накачали. Полицейский сначала пытается понять суть проблемы, а это очень непросто, так как он ни слова не знает по-английски. Мы используем мои познания в испанском и португальском языках и красноречивую жестикуляцию Кулика. Кулик подкрепляет свои жесты рисунками – вот Форталеза – нас 7, вот Сан-Луис – 1 человек уходит. Вот Амапа, нас 6, надо поставить отметку на клиренс. Полицейский вызывает ещё одного представителя местной власти, который якобы говорит по-английски. Познания вновь пришедшего по скудности английских слов и способности понимать наш рассказ восхищают Кулика и меня. Всё же мы понимаем полицейских, что они не имеют федеральных полномочий и решить наш вопрос не могут. Полицейские соображают через два часа непрерывной беседы, что мы вообще здесь не имеем права быть, так как по документам покинули Бразилию. В конторе собирается пять полицейских. У нас забирают паспорта и клиренс – что дальше. А дальше нас посадят в кутузку – надо срочно менять положение дел. Вдруг всем вместе – и полицейским и нам с Куликом - приходит вариант – поставить штамп федеральной полиции в последнем бразильском городе, мимо которого пойдёт наш катамаран.

Мы сумели-таки убедить полицейских, что пришли честно и добровольно, а те тоже подумали, а что с нами делать. Лучше от нас избавиться. Нам строго наказали сдаться властям в следующем городе и попросили убраться до полуночи из штата Амапа. Мы объясняем, что до реки далеко – нельзя ли нас подвезти. Во дворе стоят два полицейских джипа. Полицейские тоже хотят посмотреть на наше судно, команду и убедиться, что мы уйдём в океан незамедлительно. Нас садят в джип – мы едем в джунгли. По дороге покупаем хлеб и яблоки. Дрога в джунгли такая, что три полицейских, поехавших нас сопровождать, охают, ахают, застревают прямо посреди луж, вылазят в грязь, включая вручную вторую ведущую пару колёс.

Наконец мы по щиколотку в лужах подползаем к месту, откуда можно пешком добрести до катамарана. Полицейские понимают, что в обуви не пройти. Это их озадачивает. Самый прогрессивный снимает сандалии. Его примеру следует второй. Наконец их начальник видит, что чистые ботинки лучше, чем грязные, борясь с нежеланием потерять лицо власти, снимает шузы, мы преодолеваем 50 метров густой травы и оказываемся на берегу.
Вот это да – посреди грязи без какого-либо намёка на воду стоит оранжево-синий красавец. Вода с отливом ушла далеко от берега – по вертикали 7-9 метров. Надежды полиции, что они нас сейчас отправят, рухнули. Когда будет прилив, интересуются чины. После часа ночи. Надо обязательно исчезнуть вам отсюда. Полицейские решают на всякий случай сфотографироваться с экипажем, просят всех собраться на палубе и пытаются подойти вплотную к судну. Немедленно утопают в жидкой грязи по колено, окончательно теряют престиж, зато, на всякий случай, получают фото судна и команды.

Полицейские уходят, а мы в надежде немного поспать до прилива, начинаем укладываться. В этот момент на джунгли опускается ночь, и мы понимаем, что спать нам сегодня не придётся. Полчища комаров набрасываются на нас и начинают кусать, сосать, жрать и отнимать у нас кровь и жизнь. Женя Ташкин ориентируется быстрее всех. Он надевает на себя всю одежду и полный штормовой костюм – открытыми остаются только руки и лицо. Его примеру следуют Юра, Стас и Кулик. Они распределяются по палубе и машут руками. Уйти с палубы некуда – вокруг непролазная грязь - да и не хочется – в пяти метрах начинаются страшные Амазонские джунгли.

Мы с Олегом избираем другую тактику. Залазим в палатку, прячемся под спальники. Неимоверная жара вынуждает нас высовывать из-под спальников лица, в которые тут же впиваются жестокие враги – безжалостные Амазонские комары. Мы начинаем размахивать полотенцами и создавать движение воздуха, которое вроде бы сметает комаров сантиметров на 10-15. Юра Маслобоев методично бьет комаров и складывает их трупы в углубление кулемана. В джунглях шумят цикады, раздаются зловещие звуки, Стас утверждает, что видит горящие глаза. Что-то трещит, жужжит и ухает. Этот кошмар продолжается около 7 часов. В час ночи приливная вода уже приподнимает корму катамарана. Ещё немного, и мы будем наплаву. Вдруг в полвторого ночи Стас замечает, что вода остановилась и начала уходить. Дневной прилив был выше на метр, и вот сейчас вода, не дойдя до дневной отметки, пошла обратно. До утра и следующего прилива мы не выдержим. Быстро сбрасываем одежду, прыгаем в грязь и начинаем раскачивать двухтонную машину. Покат и скользкая грязь нам в помощь – катамаран заскользил и вышел на воду. Ура!

Олег заводит мотор. В полной темноте мы покидаем Амазонию и негостеприимные джунгли. Через два часа напряжённого движения между заросшими берегами поймы мы выходим в океан. Там нас встречает шквальный ветер, дождь и ураган. Наши усилия отойти от берега тщетны. Судно валит на берег. Команда (все шесть человек), паруса и мотор едва справляются с задачей. Мы боремся со стихией до 4 утра, когда Кулик объявляет, что опасность миновала, всем кроме него и Юры можно отдохнуть. Четверо человек валятся в палатку, двое продолжают вахту до рассвета.

 
 
день395
миль*17506

*1 морская миля = 1.852 км