13-18 апреля 2012

13 апреля 2012

После ночного аврала начался утренний штиль. Попытки хоть как-то двигаться в направлении Тринидада и Тобаго не увенчались успехом. За первые 3 часа встречное течение относит нас на несколько миль назад. К 11 робкий ветер едва наполняет жизнью грот и кливер. К обеду достигаем точки, в которой были утром. Безветрие продолжается до вечера. Весь день пасмурно. Периодически на нас падают кратковременные грозы, сопровождаемые порывами ветра, едва продвигающими наше судно. На одометре 969 миль. Скоро разменяем первую тысячу миль.
 
Справа параллельно с нами дрейфует по течению рыболовное судно. За ним тянется сеть. Ночью ветер немного усилился – бейдевинд. Вокруг нас работают рыбаки, мы насчитали за ночь около 10 рыболовецких посудин. Некоторые проходят совсем близко от нас, шарахаясь в сторону, когда замечают наш топовый фонарь. Периодически идёт дождь.
 
14 апреля 2012
В 4 утра заступил на вахту. Пасмурно, тихо, Острый бейдевинд. Скорость 5-6 узлов. Ветер и течение валит нас в сторону побережья налево – стараемся держаться мористее – не менее 50 миль от берега. Дождь. Утром открылась проблема, которая вынуждает нас начать режим экономии электроэнергии. К утру из-за нехватки энергии отключился один из GPS. Попытались завести японский генератор Хонда, который по надёжности характеризуется как один из лучших в мире – не выдаёт требуемого напряжения. Позднее мы установим причину – несоответствие бразильского бензина, являющегося смесью бензина и спирта, требованиям эксплуатации генератора, который не допускают превышение этанола более 10%. Но пока мы об этом не знаем.
 
Зато научились бороться с отливным встречным течением, уходящим далеко в океан. Когда в отсутствие ветра нас понесло обратно, бросили якорь – глубина 20 м. Через несколько часов подняли якорь, снова пошли вперёд. Для зарядки приборов пробуем заряжать напрямую от ветрогенератора, минуя аккумуляторы, которые не выдают нужного напряжения. Успешно, но нужен хороший ветер. 
И вот он ветер. Вечером задуло, поднялась трёхметровая волна. Бейдевинд. Сегодня впервые за три дня чистая вода в океане. До этого на сто миль в океан выходила пресная и необычайно грязная вода из Амазонки. Погода продолжает быть мрачной, пасмурной и дождливой. И это экватор!
 
Мы греемся в палатке. Добрый Кулик варит супчик и подаёт свободным от вахты матросам супчик в палатку. Ночью нас хорошо несло вперёд при несильном ветре благодаря южному экваториальному течению. Скорость 8-9 узлов. За ночь прошли 80 миль. 
 
15 апреля 2012
Ночь была совсем жуткая, по крайней мере, для меня. С 2 часов ночи заступил на вахту. Идёт дождь. На мне одежда пекаря, штормовой костюм, шерстяные носки. Постепенно первые струйки проникают за шиворот, вторые текут по запястьям к локтям. Больше и больше, дальше и дальше. Костюм пекаря под штормовым наполняется влагой. Через час под непрерывным ливнем промокают штормовые штаны, а затем и куртка. Вскоре на мне нет ни капли сухого места. Я дрожу от холода, хотя на дворе не менее 20 градусов в плюсе. Решил для сугрева доесть вчерашний суп, запил горячим чаем. Временно полегчало, но к концу четырёхчасовой вахты окончательно замёрз. 
Утром вплоть до обеда дождь не прекращается.
 
После 14-30 дождь, наконец, закончился, можно посушить одежду. Днём выполняю наряд по кухне, по заданию Кулика освобождаю от продуктов продуктовый кулер и мою внутреннюю поверхность, выбрасывая загнившие яблоки, апельсины и картошку. От 100%-ной влажности и соляного тумана продукты преют и гниют. Нужна профилактика. Деревянные перегородки внутри кулера заплесневели – почистил их ножом. Стас, Олег и Юра колдуют с генератором, пытаясь понять причину неисправности.
 
К 16-40 поставили грот, стаксель и кливер (не совсем обычное сочетание, так как время позволяет, экспериментируем). Идёт широкая океанская зыбь. Высота волны до 3 метров. Небо чистое.
Продолжаю учить испанский язык.
 
Неожиданное развлечение в 18-00. Почти у поверхности воды за рулём идут рыбы – прилипалы. За ними, а может, перед ними, появилась метровая акула, которая ходит кругами вокруг судна. Поймали на спиннинг две прилипалы, надеялись поймать акулу, но она хорошо понимает разницу между настоящей и искусственной рыбой. Вспоминаем Тура Хейердала, который ловил по 14 акул в день, идя по Тихому океану на бальсовом плоту Кон-Тики.
 
Стемнело. Начался привычный моросящий дождь, который к 24 часам, как раз к моему выходу на вахту, превращается в настоящий ливень. Налетел шквал. Скорость ветра 28 узлов. Полная темнота. Ни звёздочки. Катамаран на большой скорости рассекает океанскую зыбь. В это раз штормовой костюм, который невозможно просушить из-за дождей, промокает через 15 минут. Нательная одежда под штормовым костюмом, также мокрая насквозь, прилипает к телу, забирая остатки тепла из моего худосочного тельца. Ветер дует сзади.
 
Фордак. Курс не очень удобный, ночью особенно неприятен. Не видно ничего вокруг, даже палубы катамарана, не видны паруса и колдунчики, показывающие направление ветра. Основным ориентиром служит указатель направления ветра на анемометре. 
 
Вдруг анемометр гаснет – не хватает энергии аккумулятора. Генератор Хонда из-за несоответсвия бразильского бензина не работает, аккумуляторы иссякают. От них запитан анемометр, два GPS, от них заряжается спутниковый телефон, батареи для фото- и видеоаппаратуры, а также плееры, электронные книжки и мобильные телефоны. Кричу подвахтенному Юре, что иду по ощущениям. В моём случае это означает, что ориентируюсь по тому, как обдувает ветер, по схлопыванию парусов, воздействию волн на судно и другим признакам на уровне ощущений. Юра сквозь пелену дождя высвечивает налобным фонарикам стаксель и ближайший колдунчик. Держу курс бакштаг.
Напряжённость момента отвлекает от холода, который всё больше обволакивает, так как дождь не прекращается. На одежде и теле нет ни одного сухого пятнышка. Выходит на вахту Женя Ташкин – принимает у меня румпель. Юра продолжает подсвечивать паруса. В какой-то момент Юра справляется с анемометром - экран загорается, рулёжка облегчается. На подвахте особенных задач нет и не предвидится, за оставшиеся два часа окончательно замерзаю.
 
Основная задача подвахтенного не мешать вахтенному и включаться в действия в случае необходимости: изменить площадь стакселя, поменять парус, подтянуть или ослабить шкоты, другие задачи. Также подвахтенный может приготовить горячий чай для себя и вахтенного, чтобы согреться и отвлечься в ночи. Если случится аврал, из палатки подключается вся команда, независимо от времени суток.
На судне вне палатки нет сухого места. Палатка в дождь плотно закрыта, чтобы туда не попадала влага. Там спальные места и отдыхают 4 человека. 
Сейчас, когда моё внимание перестаёт концентрироваться на процессе управления судном, чувствую, что основательно замёрз. Кипячу воду в чайнике, заливаю в себя кружку кипятка – немного согреваюсь. Удивляюсь тому, что Женя вахтует в куртке и в шортах – при этом говорит, что ему не холодно, более того без штанов лучше, так как нет непрерывного контакта с мокрыми штанами.
Надеваю шерстяные носки, даже мокрые они греют.
 
Дождь расходится ещё сильнее. Выпиваю ещё кружку кипятка. Обратный процесс происходит из-за холода почти каждый час. Перестегиваю личный страховочный леер на судовой боковой, выхожу на баллон. На поверхности океана ярким зелёным светом светится планктон, раздвигаемый баллонами и рулями. Поверхность воды вокруг судна вспыхивает зелёными огоньками на гребешках волн. Видны следы движения крупных рыб, среди которых есть акулы. Одну из них  мы хорошо видели и пытались поймать накануне вечером. 
 
На баллоне стоять страшновато. Рядом несётся вода. Катамаран болтает и подбрасывает на волнах. Можно выпасть за борт, что не очень приятно даже в пристёгнутом состоянии. Да и бортов как таковых у нас нет. Представляю, как вдруг зависаю на леере, ноги погружаются в воду, которая их подхватывает и стремится оторвать. Выбираться, наверное, нелегко. Так как никто ни разу не выпадал, такого опыта у нас не было ни в одной из экспедиций.
Закончились 4 вахтенных часа. Стаскиваю с себя мокрую одежду, получаю канонаду дождя на сливающееся с темнотой загорелое тельце, забрасываю себя в палатку, где крепко спят коллеги. Обтираюсь полотенцем, надеваю сухие шерстяные носки, забиваюсь в тёплый спальник.
 
16 апреля 2012
Дождь льёт до рассвета. Неожиданно, из-за бесконечных туч ненадолго показывается робкое солнце. Развешиваем мокрые одежды. Не проходит и 20 минут, как Кулик срывает все развешенные тряпки и забрасывает в палатку. Тут же с неба сыплется вода. Так как днём дожди воспринимаются более комфортно, чем ночью, мы со Стасом берём шампунь и, раздевшись до гола, принимаем естественный душ. Кулик тут же, на палубе, стирает футболку и куртку и делает оладушки. К 12 дня Толя готовит свекольник – с удовольствием поедаем жидкую еду. Юра говорит, что пересекаем границу Французской Гвианы и Суринама. До Тринидада и Тобаго 500 миль. Это дня на 4. Заползаем в палатку, пишем дневники, Женя Ташкин начитывает на диктофон аудиодневник. Кулик читает электронную книгу, Олег рассказывает очередную занимательную историю.
 
После обеда дождь умолкает, выглядывает деликатное солнце. Можно посушить одежду, хотя пасмурность не проходит. Вечером ловим два небольших тунца. Кулик их жарит и скармливает нам.
 
Спускается первая за пять дней мягкая тёплая ночь.  По привычку выхожу на вахту, одевшись по максимуму – термоштаны, футболка, флисовая куртка, штормовой костюм. Слушаю на плеере лучшие песни Биттлз. Звёзды. Тихо. Волны небольшие. Фордак. Грот + кливер. За рулём комфортно. Впереди на нас идёт корабль. Отрулил по предложению Юры вправо – судно прошло мимо в 200м. На подвахте задумался, слушая песню «Let it be», вдруг обращаю внимание, что Большая Медведица не справа от грота, а слева и быстро движется. Вскакиваю – Женя Ташкин обруливает встречный корабль. Ночью несколько раз приходили дельфины. За их хвостами и плавниками остаются зелёные светящиеся следы – красиво. Дельфины негромко фыркают как хрюшки.
 
17 апреля 2012
Дождя ночью не было. Кулик сделал утренний кофе. Идём со скоростью 5-6 узлов. Фордак. Солнце еле светит. Олег по просьбе Кулика чистит газовую плитку. Днём идёт дождь. Днём дождь в радость. Солнце продолжает нежарко светить. Мы с Женей Ташкиным принимаем природный душ, используя мыло и шампунь. Олег увлёкся чтением книги Час океанов – Тихий океан. Кулик готовит суп. Я учу испанский. Океан ярко-синий. Волны до 2 м. 
Поймали тунца килограмм на 6. Это ко дню рождения Кулика. Ему 18 апреля 58 лет. Толя сразу жарит тунца. Идём хорошо. Фордак. Грот и кливер. Поели тунца. От момента поимки рыбины до съедания прошло 50 минут. Идёт дождь. Солнце. Сняли кливер.
 
Спускается ночь. Так как из-за движения на запад темнеет позднее ночные вахты решили начинать не в 18-00, а в 19-00. Капитан считает, что каждый вечер вахту начинает другой человек. Мы дежурим по цепочке, каждый раз цепочка смещается на 2 час, то есть мы вахтуем каждый день со сдвигом 2 часа. То есть если сегодня я начал дежурить в 3 ночи, завтра я начну в час ночи и.т.д. С одной стороны, все в равных условиях, с другой стороны, к смене времени ночных подъёмов невозможно привыкнуть. Есть некоторые особенности ночных вахт. Иногда сильно хочется спать, сидишь на управлении, засыпаешь, судно уходит в сторону, паруса хлопают. Маслобоев, как правило, спит чутко, улавливает непривычные звуки и кричит «увались» или «приведись» (от ветра или на ветер). Все от крика просыпаются.
 
Кулик, выходя на вахту, включает налобный фонарик и светит всем в лицо. Юра, выйдя на вахту, начинает менять паруса, будоража спящих. Олег ночью периодически с треском достаёт откуда-нибудь бутылку воды, пластик хрустит громко и противно. На вахту собирается шумно, светя фонариком и разыскивая свои вещи. Выползая из палатки, наступает мне на кости, рёбра и другие части тела. Мои голени оттоптаны и отдавлены. 
Самые спокойные в сборах на вахту Стас и Женя. Молча и быстро, без фонариков встали, вышли, также зашли. Я стараюсь всё приготовить с вечера, но непременно что-нибудь забываю, то шапочку, то очки, то плеер. Однажды шёл дождь, я, уже надев штормовой костюм, залез за очками. Струйки воды падали на Олега, вызывая его возмущение.
 
Сегодня ночью океан, несмотря на яркие звёзды, абсолютно тёмный. Волн не видно, но по ощущениям, не маленькие, идут точно с кормы, догоняют, поднимают корму – нос зарывается , вода с шумом бьёт по баллонам и снизу по трамплину, отдавая в матрас, на котором спит экипаж.
 
18 апреля 2012
Просыпаюсь в 7 утра. На палубе полноценная жизнь. Вылез Юра и сразу садится за руль, Кулик жарит оладушки. Поздравляю Кулика с днём рождения, дарю ему рыбацкий нож. Пьём вино за здоровье капитана. Ставим кливер.
Небо в тучах. Фордак. Меняем кливер на спинакер. Скорость 10 узлов. Около 12-00 на высокой волне катамаран разгоняется до 15 узлов, глиссирует, раздаётся треск – ломается перо руля на левом баллоне. Сбрасываем спинакер, ставим кливер. Достаём запасную заготовку руля. Топором обрабатываем её, вручную сверлим недостающее отверстие. Ставим новое перо руля. Идём дальше. На всё про всё ушло три часа. При этом, практически все операции выполнили на ходу.
 
Вечером Кулик читает на спутниковом телефоне многочисленные смс поздравления с днём рождения. Светлана Эпштейн в Новосибирске пересылает нам все послания с сайта Energy Diet. Доедаем пирожки с повидлом. Толя делает вечерний именинный супчик. Дарим Кулику книгу Жени Ицкевича (Дом искусств, Сан Луис).
 
Ночью океан спокоен, тёмно-тёмно-синий. Волна идёт сзади. Лёгкий дождь. На вахту надеваю полную амуницию. Изучаю звёзды. Больше всего увлекает Орион – опознавательные три близко расположенные звезды в линию. Он слева впереди от катамарана. К утру исчезает за горизонтом из-за вращения Земли. Как всегда, восхищает Большая Медведица. Она справа по борту и огромна. За ночь знаменитое созвездие поворачивается на 180 градусов по часовой стрелке. После вахты заползаю в палатку на место Стаса, который сменяет меня. Рядом лежит глыба Олежьего тела, накатом поджимая меня в угол. Мои 62 килограмма сопротивляются деликатному давлению его 130 кг. Его рука весит, как пол-меня и если во сне она попадает мне на грудь, это весьма ощутимо. Я благодарен за то, что он не кладёт на меня ноги, каждая из которых весит как я.
 
Ночью в палатке хорошо слышно, как волны бьют в дно, шверт простукивает под днищем. Иногда кто-то  слегка засыпает на вахте – схлопывает парус, отдавая в палатку гулким хлопком, от которого не просыпаются только мёртвые.
 
 
день395
миль*17506

*1 морская миля = 1.852 км