24-25 мая 2012. Куба - Ямайка

С 6-30 начали готовиться к отходу. Оформили выходные документы. Попрощались с сыном Педро Почито, который пришёл нас проводить. Подарили русскоговорящему работнику марины Норберто командную футболку и бейсболку.

Отчалили в 10-00. Как только вышли в океан, сразу ощутили точность прогноза погоды, скаченного накануне Стасом из Интернета. Так как Интернета ни в марине, ни в Сантьяго де Куба мы не сумели найти, использовали спутниковый телефон, которым нам было запрещено пользоваться. Делали это втайне, чувствуя себя шпионами. Зато есть ясность по ветро-волновой обстановке на пути от Кубы до Ямайки. Прогноз неутешителен – встречный ветер до 26 узлов, волны, шторм.

10-20. Ставим грот на первый риф, стаксель. Волны жёсткие, бьют по диагонали. Ветер постепенно усиливается. Небо затягивает тучами. Через час после старта берём второй риф, ещё через полчаса 3-й риф.

Ветер достигает 18 узлов и продолжает повышаться. Волны бьют всё сильнее. Высота до 2,5 м. Каждая четвёртая волна перебрасывается брызгами от гребешков через палубу.

14-00. Капитан приказывает поставить штормовой грот. Закупориваем небольшое оконце в палатку, так как через него на спальники попадают брызги от волн. В палатке становится очень душно, так как ветра в ней нет, а температура воздуха в океане под 30 градусов.

15-00. Волны всё сильнее заливают палубу. Несмотря на то, что уже стоит вместо основного штормовой грот, площадь которого в два раза меньше основного, уменьшаем площадь стакселя. Для этого используем закрутку, удобное приспособление, позволяющее без особых затрат скручивать стаксель, уменьшая его площадь.

18-00. Волны до 3 м. Жёстко бьют слева-сзади в корму, подбрасывая её. Ветер встречный 20 узлов. Палуба скрипит, хомуты соединения балок и стрингеров звенят и скрежещут.

Ночью кромешная тьма. По-очереди вахтуем в полной боевой готовности.

Ветер повышается до 26-28-30 узлов. Левый галс. Бейдевинд. Стаксель свёрнут до минимума – 1 кв.м. Летим по жёстким волнам со скоростью 9-10 узлов. Шторм. Периодически (раз в 7-8 минут) прямо у кормы возникает пенный гребень 4-х метровой волны. Она набегает слева и по диагонали поднимает сначала корму левого баллона, затем перекашивает палубу и уходит на нос правого баллона, подбрасывая его вверх.

Катамаран скручивает. В момент прохождения волны по центру судна, лежащих в палатке подбрасывает мощным чувствительным ударом в спину через трамплин и матрас. Четверо отдыхающих периодически валятся друг на друга. Сон условный. Задаренное окошко пропускает брызги волн внутрь, покрывая солёными брызгами изголовье.

Особенно некомфортно вахтенным. Рулевой располагается в полуметре от кормы и правого борта. В момент перекатывания особо высоких (до 4м) волн в диагональном направлении на выход через нос правого баллона происходит резкая отдача на корму правого баллона, где и сидит рулевой. Из-за кромешной тьмы момент подхода волны не заметен, хотя Стас утверждает, что он чувствует её приближение за несколько секунд. Рулевой подлетает вверх и, так как наше судно движется довольно быстро, рулевой теряет равновесие. Это чревато возможностью выпадения за борт. Мы с  Женей Ташкиным по разу были на волоске от падения. При этом Женя распирался ногами за погон гика-шкота и держался за руль, я держался правой рукой за ручку кулемана, левой - за руль, обе ноги – под погон гика-шкота (погон гика-шкота – жёстко натянутая перпендикулярно палубе верёвка на высоте 10-15 см). Мы, естественно, зацеплены страховочным леером, идущем от спасжилета к погону гика-шкота. Но, в случае выпадания за борт человек зависает на страховочном леере за бортом быстро идущего судна. Это неприятно и опасно.
Подвахтенный перемещается по палубе, выполняя разные задачи, связанные с парусами. Его сбивают с ног перекосы судна и перехлёстывающие палубу волны. В момент переходов подвахтенный отстёгивает страховочный леер и потенциально может улететь за борт, оставшись на короткое время без страховки. Отыскать в океане выпавшего за борт в такой ситуации один шанс из тысячи.

Ветер стихает к утру, хотя формат волн сохраняется ещё несколько часов. Наше движение прикрыто островом Ямайка, до которого остаётся 20 миль. За ночь мы пролетели рекордное расстояние 75 миль, что в полтора раза больше ожидаемого (50 миль).

Кулик экспромтом (не имея в голове строго определённой концепции) делает завтрак. Ставит кастрюлю на огонь. Заливает подсолнечное масло. Бросает в кастрюлю с вечера замаринованное в винном уксусе с луком свиное мясо. Туда же крошит морковку. Через некоторое время режет туда же крупными кусками баклажан. Затем мелко-нарезанную луковицу. Отдельно на сковороде обжаривает сало из той же свинины. Затем крупные кусочки картофеля. Сверху всё прикрывает помидорами. По занавес – соль с чесноком. Через 40 минут едим – вкусно.

К 14-00 подходим к побережью Ямайки – бухта Монтего Бэй. Нас встречает патрульный катер. Встали на якорь в марине. На динги (тузик) перешли к берегу. В течение 2-х часов оформили въезд в страну. Приветливые совершенно чёрные офицеры: женщина – санитарный контроль, женщина – иммиграция, женщина – менеджер марины, двое мужчин – таможня. Национальный язык английский. Ямайка, в прошлом британская колония, независима уже 50 лет.

Нашу команду качает после бессонной штормовой ночи. Все устали. Но необходимо посмотреть, есть ли под палубой разрушения. Успеваем до темноты выйти с судном на песчаную косу. Осматриваем дно под катамараном. Находим разрывы в двух хомутах соединения стрингеров с балками. От ударов волн разболталось перо правого руля, слегка разбита втулка соединения деревянного пера со стальным держателем пера. Темнеет. На сегодня всё. Отдых. Завтра ремонт и знакомство с Ямайкой.

 
 
день395
миль*17506

*1 морская миля = 1.852 км