16-23 мая 2012. Доминикана - Куба

 

16 мая
 
Утром в 8-30 я побежал из колониального центра, где мы с командой ночевали в гостинице с наличием Интернета, необходимого для передачи информации, на катамаран. В 9-00 оформить отплытие в офисе марины. В 10-00 на катамаран должны придти портовые службы, иммиграция и custom. Через 15 минут я у лодки. Там уже ждет сердитая парочка – он и она – иммиграционная служба, и спокойно-невозмутимый Navy (портовый) офицер из главного офиса марины де Гуэрра. Вместо 10-00 они пришли в 8-00.
 
Отменяю пробежку, приступаю к общению со службами. Иммиграция захотела видеть всех персонально. Договорились, что они уходят и вернутся в 12-00. Именно на это время Кулик назначил отплытие. Офицер порта спокойно дождался разборок с иммиграционной парочкой и пригласил меня пройти в портовый офис. Я собрал документы и отправился с ним. Путь оказался неблизкий - 2 км.
 
В офисе веселый офицер закончил завтрак, развернутый перед ним на рабочем столе, затем расспросил меня (на испанском языке) о нашем путешествии, в течение 30 минут был подготовлен выходной документ. Главный офицер отдал документ моему сопровождающему – мы отправились к лодке. По дороге сопровождающий стал просить у меня денег для облегчения его жизни. Я сослался на необходимость согласия капитана и временно отклонил его просьбу. В марине офицер хотел снять копию с документа, но почему-то не давал документ в руки Палермо, служащего марины, который опекал нашу команду все это время. Офицер даже ушел куда-то сделать копию, чтобы не быть обязанным марине. На мой вопрос, что за манипуляции, Палермо ответил: «Maphia».
 
Когда собралась вся наше команда, сопровождающий офицер снова поднял вопрос о том, чтобы дать ему денег. Кулик просто спросил: «За что?». Я перевел офицеру. Тот не сумел объяснить и со вздохом отдал мне выходной документ. Мы взглянули на него и хохотали всей командой, читая наши имена. Ни одно имя не было напечатано правильно. Для Кулика был прекрасный повод наехать на офицера: «Ты еще денег просишь! Иди, делай документ!» Я отправил портового служащего и сам с ним уже не пошел: «Ваша ошибка, сами исправляйте».
 
Вскоре пришли иммиграционные офицеры, всех проверили, подошла женщина из таможни, через час с новыми документами вернулся Navy офицер. Дали Палермо за его трехдневную помощь в марине 20 долларов, Палермо сел в лодку и убрал плавающий забор – отчалили в 12-20.
 
На выходе из реки Осама пересекли четкую границу – река (грязная вода) – океан (чистая вода). Подняли грот. Скорость 5 узлов. Солнце, посветившее немного с утра, спряталось за облака. Как всегда, это энергетическая работа Ташкина. Он не любит солнечную жару, и когда она наступает, просит солнце уйти. Чаще всего солнце уходит.
 
Нам идти вдоль острова Гаити 2 суток. Поздравили Женю Ташкина с днем рождения вкусным обедом Куликовской закваски.
 
Вспоминаем предостережения Палермо о Гаитянских пиратах. Гаитяне настолько бедны, что нередко рыбаки пускаются в пиратский промысел. Только мы об этом поговорили, как увидели несущуюся наперерез нам длинную моторную лодку. В ней три негра в зеленых масках с прорезями для глаз и рта. - «Кто это?...мать…мать…мать…» - озвучил Кулик всеобщую мысль. «Пираты Карибского моря» приближались, направляя лодку прямо нам в носовую часть. Оставалось менее 100 метров, высокая скорость и направление движения непонятной лодки оставалось прежним. Один из «пиратов» гордо стоял на носу, держась одной рукой за веревку, второй указывая в нашу сторону.
 
Мы уже всерьез заволновались – все 6 членов команды собрались на палубе. То ли вид нашей команды показался слишком внушительным, то ли дружелюбные жесты руками, которые мы стали делать, сбили бандитов с толку, то ли это были просто рыбаки, но за 30 метров до столкновения, лодка резко повернула на 90 градусов, объехала нас и умчалась вдаль, оставив нас в недоумении – были это морские разбойники или нет. Засмотревшись на пиратов, тайна о чьих намерениях никогда уже не откроется нам, зацепили плавучее бревно швертом. Шверт оказался крепче.
В 19-00 Стас заступил на вахту. Остальные на палубе. Продолжаем поздравлять Ташкина – расчехлили гитару – поем. Темнеет. Справа по борту зажглась яркая звезда. С острова нас провожают огни Доминиканы.
 
17 мая
Моя вахта с 3-00 до 7-00. Полусплю. Курс непростой – «фордак». Паруса – грот и кливер. Курс 240. Чтобы не заснуть, изучаю звезды. Справа вальсирует моя любимая Большая медведица. Слева туманится Орион. Слева позади возбужденно перемигивается звездами, входящими в созвездие Южный крест.
 
Слушаю аудио-историю первого плавания к далеким западным землям Христофора Колумба. Кристобаль Колон, как его называли испанцы, был человек несокрушимой воли. Годами он завоевывал доверие королей Европы и, получая отказ за отказом, верил в свое предвидение и отстаивал свою мечту.
 
Испанская королева Изабелла Кастильская, поверив ему, не только обеспечила исполнение мечты Колумба, но и вписала в историю имя Испании как государства – участника первооткрытий. Благодаря ей, Испания получила и до сих пор имеет во владении заморские земли, испанская архитектура 15-16 веков и сегодня восхищает путешественников, посещающих страны Карибского бассейна.
 
Под утро нас накрыла гроза. Мы едва успели упредить шквал, за несколько секунд до которого сбросили кливер. Через час после ливня снова подняли кливер.
 
Неожиданно под утро Юра обнаружил, что сломан держатель левой кормовой ванты (4-мм нержавеющая сталь). Ванта держалась на одном из двух металлических путанцев. Во избежание падения мачты подтянули с топа мачты влево к корме два свободных фала – потом за два часа сделали новое крепление ванты. Неяркое солнце, прикрытое облаками. Скорость судна 7 узлов.
 
Фордак. Хороший ветер. Скорость сохраняется 6-7 узлов. Небо затянуто облачной дымкой. Завораживают волны, набегающие на корму. Ярко-синяя 3-метровая волна неспешно настигает катамаран сзади, пугая неустойчивую психику молодых матросов, каковых, к счастью, среди нас нет. Я вспоминаю первый поход по Индийскому океану в 2006 году, когда меня охватил страх в первый день плавания от берегов ОАЭ. Трехметровые волны набегали сзади и накрывали каждые 5 секунд ноги вахтенного. Небольшой катамаран тогда возвышался над водой всего на 30 см. Ночью это выглядело и воспринималось устрашающе, так как береговые огни освещали гребешки волн, и казалось, на палубу валит огненная вода, управляемая могучей рукой свирепого Посейдона. В 2011 году точно также, но уже шестиметровые волны гнали нас с бешеной скоростью к Мысу Доброй Надежды. И уже страшно было не только мне, но и всей команде, так как на скорости 26 узлов ошибка в управлении могла дорого стоить. Что, собственно, и случилось. На рассвете тримаран взмыл в небо на семиметровой волне и по диагонали упал в пенную яму. Два стальных стрингера и деревянная трехслойная накладка переломились, баллон загнулся - мы терпели бедствие.
 
Вот и сейчас, с наступлением темноты, пенные гребни зловеще искрятся в пронзительном лунном свете и, казалось, опережают несущие их волны. Горящие брызги шумно валятся на баллоны и палубу, обливают рулевого, заливают дремлющего подвахтенного, попадая в лицо и за шиворот. «…мать…мать…мать…», - несется над океаном.
 
Очередная трехметровая волна настигает катамаран сзади, подхватывает и поднимает корму, ускоряет ход, проходит под судном и убегает вперед и вдаль. А корму уже поднимает следующая волна. Ход волн непрерывен, подъем и опускание водных масс бесконечны. Это дыхание Океана.
Я, впрочем как и все в нашей команде, спокойно дышу вместе с океаном и даже не смотрю на воду. Мои глаза увлечены звездами, в наушниках звучит история Колумба, поведанная Себастианом. Колумб, отплыв под испанским флагом в 1492 году никому не известным португальским авантюристом, открыл западные земли - Кубу, Гаити, Сан-Сальвадор и другие - и вернулся великим путешественником, первооткрывателем, известным всей Европе.
Сверкают зарницы, грозные тучи обкладывают справа и спереди. Луна исчезает. Ночь темна. Неизвестность океана усиливается. Я сдаю вахту Жене Ташкину, и засыпаю калачиком на палубе в ожидании возможного аврала. За ночным океаном в ближайшие 2 часа теперь следит Женя. Ему в порядке очереди мы вверяем свои жизни.
 
18 мая
Как всегда утром Толя сделал мне кофе, команде суп. На руле Стас. Вооружение – грот и спинакер. Скорость судна 10 узлов.
Помня о пиратах, но в больше степени непредсказуемость странного государства Гаити, Кулик требует держать судно подальше от побережья.
Солнце, жара. Вчерашний наезд швертом на бревно не прошел даром, оторвалась подъемная веревка. Шверт слегка колотит. Надо останавливаться, делать осмотр и ремонт. Стоянка 30 минут. Опускаемся в прохладную воду – блаженство после расплавления на солнце. Юра залез между палубой и трамплинной, мы с Женей Ташкиным в воде за кормой на подхвате. Несмотря на якобы дрейф, судно движется, и нам нелегко держаться за стрингера и свисающие веревки. Юра вынимает разорванный блочок из нержавеющей стали, участвующей в работе полиспаста, поднимающего шверт. Заменяем блок. Успеваю помыть голову в морской воде шампунем, поднимаем паруса, идем дальше.
 
Вечером поем под гитару.
 
Моя вахта с 23-00. Ветра нет. Изучаю звезды. Вижу справа корабль – обхожу. Скорость 1-2 узла. Море спокойно.
 
19 мая
Утром штиль продолжается. Стоим. В 8-00 все повылезли из палатки и попрыгали за борт – поплавать и хотя бы на несколько минут укрыться от солнца. Вахтенный наблюдает за акулами, которых, по счастью, нет. До Кубы 103 мили. Делаем с Женей Ташкиным записи нескольких песен для передачи в Новосибирск с Кубы. Оттуда на родину улетит Юра Маслобоев. Так было оговорено заранее. Спускаем на воду динги. С Женей же плаваем на динги вокруг катамарана и осуществляем съемку с воды.
 
К 12-00 солнечное парево становится невыносимым. Штиль. Члены команды переносят убийственную жару по разному. Кто-то перекатывается с боку на бок в тени душной палатки, кто-то прячется в тени паруса. Прикрываем головы бандами, кепками, тряпками, чтобы не расплавились мозги. Лишь вахтенный стойко сидит у руля, держа курс еле движущегося судна.
 
В 13-30 появляется слабый ветерок. Жара не ослабевает. Она выматывает намного сильнее, чем шторм, отнимая силы, отупляя мозг, опустошая душу и разрывая волю.
 
За сутки рекордный переход – всего 20 миль.
 
Едва уходит солнце, и начинает темнеть, достаю гитару, чтобы вызвать к жизни изможденные эмоции. Пою, включается Кулик, затем остальные. В 21-00 сажусь за руль. Бейдевинд. Полный грот и кливер. Курс 223 градуса. Скорость 5 узлов. Настроение улучшается. Кажется, наконец-то прекратились зной и штиль. С темнотой приходят яркие звезды, подмигивают нам, некоторые стремительно летят в океан. Постепенно справа, слева, сзади, а позднее, и спереди формируется угрожающе-черный грозовой фронт. Каждые 3 секунды в разных точках черной массы, кольцом охватывающей катамаран, вспыхивают молнии. Звезды исчезают, уступая давлению Зевса. Наконец тучи нависают прямо над мачтой, Зевс потрясает трезубцем, гремит гром, и плотный двухчасовой водопад низвергается на палубу. Все заблаговременно зарифлено, но предотвратить постепенное промокание вахтенных мы не в силах. Одежда пропитывается холодной водой. Мое щуплое тельце замерзает и покрывается гусиной кожей. Едва согреваюсь различной ночной работой вахтенного. После вахты, замерзнув окончательно, устало вваливаюсь в палатку. Едва согревшись и, кажется, заснув, просыпаюсь от заботливых слов Олега, который что-то ищет под моей головой, собираясь на ночную вахту, - «Спи, Женя, спи…». Наконец находит фонарик, включает его, направляет свет мне в лицо: «Спи, Женя, спи…». Уже перед выходом на палубу трижды наступает (более 100 кг) мне на левую руку, правую ногу и еще на кое что-о-о-ох: «Спи, Женя, спи…». Олег исчезает в ночную вахту, а мне снится - «Спи, Женя, спи…».
 
20 мая
Встал в 8-00. Курс бейдевинд. Скорость ветра (вымпельная) 10-11 узлов. На руле Олег в полной экипировке. Рядом Юра. Вышел Женя. Подняли грот с 3-го до 1-го рифа. Через 20 минут подняли грот до полного. Солнце светит, но не жарко. Рябь. Волна до 1 м. До Кубы 20 миль. Есть сотовая связь.
11-00 Хорошо видна крепость на входе с океана в устье реки. Castillo de Morro. До нее 5 миль. Связались по рации с мариной Сантьяго-де Куба. Определились куда подойти.
 
12-00 Мы в лагуне. 12-30. Причал Marlin Marina Punto Gordo. Сразу подошел директор марины, сказал, что до полного оформления и проверок мы должны ждать на судне. Пока ждем, выяснили, что в ходу на Кубе CUC или Convertible Pesos или Кук. Один Кук равен примерно 0,9 USD или 1,2 евро. Также 1 кук равен 24 кубинских песо.
 
13-00 Ждем власти.
 
После 13-00 подошел доктор. Выяснил, есть ли у нас прививки от желтой лихорадки, какая пища, где храним мусор, бывали ли в Сантьяго ранее. Все записал – ушел.
 
14-20 подошел офицер – пригласил в таможню. По пути нас с Куликом перехватила женщина из иммиграции – забрала паспорта, пошла на судно проверить всех в лицо. Предварительно идентифицировала Кулика и меня.
 
Таможенники подробно расспросили нас, в особенности меня, так как я в 1990-1991 гг. работал на Кубе в Центре металлургических исследований, кто мы такие. Кто делал катамаран, кто собственник. Есть ли наркотики, оружие, психотропные вещества. Где мы работаем сейчас, кем работаем. В 15-30 нас впустили в страну. До ближайшего города Сантьяго-де-Куба 15 км. До аэропорта 4 км. Нам нужны Куки, так как на валюту нигде не обслуживают. На такси поехали в аэропорт узнать рейс для Маслобоева, который улетает в Новосибирск, и обменять доллары на CUC. Вернулись.
К вечеру поехали в Сантьяго вместе с кубинцем Педро, который живет рядом с мариной и вызвался быть проводником. В Сантьяго бросились в глаза красивые в зелени площади с дворцами от испанцев и американцев. Узкие улочки. Стены домов подразрушены и продолжают разрушаться. На площадях играет электронная музыка. Кубинцы, преимущественно черные и метисы, веселые, пританцовывают. Прошлись по длинной улице, усыпанной людьми. Педро сказал, что раз в неделю в разных районах города объявляется праздник – звучит живая и «неживая» музыка. Собирается народ, выпивает, танцует. Открыто стоит ром и водка. Несметное количество полиции. Ко мне и Педро подошел полицейский, попросил паспорта, записал данные. На мой вопрос, могу ли отказаться дать паспорт, Педро сказал: «Тогда у меня будут проблемы».
 
Как я и предполагал, Куба напоминает Советский Союз. Нельзя быть без паспорта. Тотальная нищета. Поголовно население стремится уехать за рубеж навсегда¸ но никого не выпускают. Многие товары по талонам. Зарплата мизерная,10-20 долларов в месяц, но платят всем. Вот в уличном кафе играет шесть пожилых мужчин. Гитары, бонги, маракасы. Прекрасно поют. Уличный художник рисует наши портреты. Перекусили, послушали, дали 10 CUC(300 рублей) музыкантам. Художнику отказали – бездарь. На улице много ярких женщин. Часть одета со вкусом, часть в последней стадии нищеты – попрошайничают. Девушки заигрывают с нами. Иностранцы – объект внимания – у них есть деньги. Огромное количество советских машин – москвичи и Жигули 80-х годов. Все раздолбанные, многократно ремонтированные. В 23-00 поехали на москвиче 412 в марину. Спали, как всегда, часто просыпаясь.
 
21 мая
В 7-15 пробежка с Женей – 5 км – по окрестностям марины. Красивая территория. Лагуна, пальмы. Могла бы быть раем.
 
В 9-00 пришел кубинец, заявил, что он из Минздрава Кубы, ветеринарный отдел. Осмотрел пищу, содрал с нас 5 куков, ушел.
 
Обедали в ресторане марины. Группа музыкантов 5 человек вживую пела для большой группы немецких туристов, которые не обращали на изумительно поющих кубинцев ни малейшего внимания. Мы прекрасно понимали высочайший уровень группы, начали хлопать после каждой песни. Музыканты обратили на нас внимание. Мы заказали официанту пиво для группы. Между нами установились дружеские отношения. После того как кубинцы закончили концерт, мы взяли у них гитару, запели песню Yesterday. Они подпели и, в свою очередь, сыграли Катюшу. Мы грянули нашу русскую песню. Расстались друзьями.
 
Вечером поехали в старинную испанскую крепость Castillo de Morro. Потрясающая в архитектурном и строительном плане многоярусная конструкция в устье реки, впадающей в океан. Думаем, никто не смог бы пробиться в реку. Со всех ярусов во все стороны направлены пушки. Спланированы водостоки и сбор дождевой воды. Есть камеры для узников, в том числе камера смертников. Перед темнотой наблюдали красивую церемонию. Семь гвардейцев, включая две девушки, спустили кубинский флаг и сделали выстрел из пушки в море. Прокричали Cuba libre (Свободная Куба) и завершили церемонию.
 
 
22 мая
Утренняя пробежка. Забежали на холм. Там пост. Народный герой, соратник Фиделя Кастро. Парк, клумбы, все ухожено. Работник постригают траву, убирают мусор. Могут, когда захотят.
 
В первой половине дня Стас и Олег сняли крепление гика к мачте. Еще при транспортировке в Бразилию возникла небольшая деформация уха крепления, которая постепенно увеличилась. Решили предотвратить разрушение. Отрихтовали. Заварили потенциальную трещину сварочным аппаратом, который есть в ремкомплекте катамарана. Постирали одежду.
 
Съездили с Женей Ташкиным в Сантьяго. Походили по узким улочкам, сделали несколько видеозарисовок о жизни Кубы. Много старых Москвичей, Жигулей. Встречаются Победы. Грузовики: ГАЗ, ЗИЛ. Зашли в лавку старинных вещей. Там колоритный кубинец собрал разную литературу, значки, пластинки прошлого века. Есть значки с Российской Олимпиады 80-го года, пионерский и октябрятский, Ленин. Есть русские книги и журналы, русские пластинки 60-70-х годов. Разговорились, подружились. Я оставил призыв к сотрудничеству Томского областного Дома искусств. На площади Деспендеса, героя революции красивое здание колониальной эпохи с летающей женщиной свободой на крыше. Зашли на почту отправить открытку в Томск. Познакомились с русскоязычным кубинцем, который учился 5 лет в Ташкенте.
 
Темнеет, вернулись на лодку.
 
23 мая
Готовимся к выходу на Ямайку. Оформили документы в марине. Завтра иммиграция, таможня, капитания. Я весь день набираю дневники на компьютере. Женя готовит видеоматериалы и фото. Олег и Стас готовят судно. Кулик руководит. Завтра в путь
 
 
день395
миль*17506

*1 морская миля = 1.852 км