1-31 января 2013.

1 января 2013.

Отдых.
 
2 января 2013. Спина подвела.
Боль в спине не давала спать. Здоровье каждого участника достояние экспедиции, так как от возможностей каждого члена команды зависит успех общего дела.
Еду в госпиталь, в отделение срочных обращений (emergency). В палате лежит более 30 человек обоих полов. Возраст от 3 до 80 лет.  Большинство под капельницами. Слышны стоны и стенания. Кому-то совсем плохо. Здесь же за длинным столом сидят врачи и мед. сестры. На их фоне я выгляжу неестественно здоровым. Врач с сомнением принимает мое утверждение о срочной травме, но решает показать меня неврологу. Приходящего невролога нет. Врач звонит ему по телефону и после разговора отсылает меня на рентген. Просвечиваю шею и спину, звоню в Санкт-Петербург в Сервисный центр – заявляю страховой случай. Приобретаю необходимые лекарства, еду искать невролога, который в 19-00 должен находиться по указанному адресу. Невролог не является, а на завтра намечен наш выход. Я расстроен.
Сглаживает печаль ужин в отеле Yasmin, где вживую поет симпатичная индонезийка под аккомпанемент своего коллеги.
 
3 января 2013. Госпиталь. Бензин. Отплытие.
С утра снова еду в госпиталь. Встречаюсь с двумя невропатологами, получаю лечение, лекарства и напутствия. В обед – в иммиграцию. Иммиграционный офицер Шураз закрывает визы и едет со мной на лодку удостовериться об отбытии. С ним вместе ассистент Рита.
Стас просит меня выяснить, нельзя ли получить скидку на бензин. Стоимость бензина для местных жителей 4500 рупий, но со Стаса просят по 15000 рупий за литр. На мои вопросы офицер Coast Guard и иммиграционный офицер поясняют, что есть закон, по которому для иностранцев бензин в три раза дороже. Для местного населения, якобы, бензин субсидируется государством. Совсем, как в СССР и послереформенной России 90-х годов.
Делать нечего, и три миллиона улетают за 160 литров бензина. То есть нас еще и надули. Катамаран провожают четыре ведомства – Navy (ВМФ), Coast Guard (пограничники), таможня и иммиграция. Харбор-мастер Лакки еще раз предупреждает, что по закону мы не имеем права находиться в территориальных водах Индонезии без специального разрешения, то есть ближе 25 миль к побережью. «Если такое случится и вас поймают, - говорит Лакки, - ни в коем случае не упоминайте мое имя. Я вас не видел и знать не знаю».
Заверяем Лакки, что ноги нашей не будет на индонезийской земле, зная про себя, что обманываем его, но ложь во благо, не ложь, а благородное сокрытие правды.
Отходим в 18-00, тепло попрощавшись со всеми. Все офицеры понимают, что закон о территориальных водах несправедлив и несостоятелен, но закон. Как говорится в крылатых латинских фразах «Dura lex sed lex» (Закон суров, но это закон).
Кулик сразу после отхода варит куриный суп. Каждому достается по куску курицы. Все сыты и довольны.
 
4 января 2013. Пробоина. Ремонт. Дихлофос.
Утром, будучи на рассветной вахте, обнаруживаю, что сильно стравил нос правого баллона. Вероятно, дыра. Ночью налетели на что-то и пробили ткань.
Пасмурно, ветер встречный. Нос быстро сдувается, идти становится невозможно, несмотря на непрерывное подкачивание.
Вдобавок, налетает 30-узловой шквал. Нос заворачивается вверх, рубим грот и убираем его, ставим штормовой.
Капитан принимает решение идти на берег для срочного ремонта. На карте находим ближайшую бухту, берем курс на нее. В 16-00 чалка на пустынный пляж. Не тратя ни минуты, так как подступает темнота, с помощью полиспастов вытаскиваем катамаран до середины на песок. Начинается работа по заклейке. Условия в высшей степени напряженные – подступает темнота, начался прилив. В довершение пошел дождь. Как можем, прикрываем Кулика тентом и зонтом, обеспечивая процесс заклеивания дыры, которую мы обнаружили на дне в носовой части. Видимо ночью мы налетели на корягу или доску с гвоздем.
На ужин жареные баклажаны и яйца. Стасу нехорошо – почки, давление, сердце. У меня сильно болит спина, отдает в ягодичный нерв.
Перед сном Толя предлагает побрызгаться от комаров, летающих стаями вокруг нас.  Он говорит «Купил новейшее средство, ни один комар не укусит». На всякий случай, перед тем как побрызгаться, изучаю инструкцию, выясняю, что это дихлофос, ни в коем случае не брызгать на человека. Толя сориентировался по картинке, где были изображены таракан и какой-то жук, которого капитан принял за комара. 
 
5 января 2013.
В 10 утра уже в океане. Пасмурно. Ветер встречный. До Соронга, куда мы решили идти, 399 миль. Читаю Приключения Чонкина.
С 13-30 до 16-00 вахтую. Волны подбрасывают катамаран и жестко бьют по бортам и днищу. Ветер 20 узлов. Берем 1-й риф.
Океан темно-синий, перистые облака, ласковое солнце. Медленно, но надежно продвигаемся к цели.
Вечером овощное рагу от Кулика. Божественно!
 
6 января 2013. Дождь. Шквалы.
Все время льет дождь. Утром, днем, вечером, ночью. Шквал за шквалом. То рифим, то разрифляем. Ветер то усиливается, то ослабляется. Во время вахты слушаю Венедикта Ерофеева «Москва – Петушки». Спина болит. Часто в течение дня подвисаю на гике, вытягивая позвоночник. Толя показывает упражнения йоги для спины.
Вечером вареная картошка, лук, чеснок, бульон с бульонным кубиком, рыбные консервы. Ночью дождь. За ночь 11  шквалов от 36 до 40 узлов – рубили грот.
 
7 января 2013.
Утром ставим штормовой грот. По прогнозу, который снял Стас, мы находимся в центре зоны с ветрами за 30 узлов. На севере 2 циклона рядом с нами. В Торресовом проливе бушует ураган. На юге еще 2 циклона.
Дождь, дождь, дождь. Пасмурно, мокро, промозгло. Вещи в палатке плесневеют и гниют.
На утреннюю вахту надеваю все, что имею: черные шерстяные штаны, носки, флисовую куртку, сапоги, штормовой костюм. Все равно замерзаю.
Только сажусь на вахту – спереди подходит черная стена безразмерной тучи. Шквал. Успеваю скрутить стаксель и ослабить штормовой грот. Вокруг встает стена несущейся воды – настоящий водопад. Проливной дождь смешивается с брызгами, срываемыми ветром с поверхности океана. По палубе катятся незакрепленные предметы. На анемометр 42 узла. Мечусь по палубе, хватаю улетающее добро. Открываются крышки всех четырех кулеманов – бросаюсь к ним и подвязываю. Стул вахтенного, хот и закрепленный, ходит ходуном. Хватаю и надеваю спасжилет. Из него вылетает полипропилен. С трудом удерживаю руль. Ветер 45 узлов. Держу курс острый бейдевинд. Катамаран подпрыгивает на волнах. От дождя и волн промокаю насквозь в считанные минуты.
Через 30 минут шквал заканчивается, ветер падает до 18 узлов. До конца вахты еще несколько более легких шквалов с ветром до 25 узлов.
К 12-00 природа умиротворяется. Читаю Чонкина. В 14-00 снова идет дождь, встречный ветер до 20 узлов. Кулик ремонтирует лик-фал на гроте. Стас вдруг обнаруживает, что из-за потери самореза от закрутки стакселя отсоединился лик-паз стакселя. Такелажная скоба отсоединилась. Ремонт.
В 18-00 ненадолго показалось солнце. Ночью ветер встречный 20 узлов. Стас боялся налететь на рифы острова Liki.
 
8 января 2013. Шторм.
В 6-00 заступаю на вахту. Приближение к цели минимально. Вдруг стаксель обвисает, вырвался фал. В течение 15 минут Стас меняет фал, идем дальше. В 7-15 шквал с ветром до 36 узлов. Волна 3,5 метра бьет и ломает катамаран. Шторм. Ветер сдувает брызги с волн и несет их над поверхностью океана. Все вокруг мокро.
«Война войной», - говорит Кулик и варит рисовую кашу.
13-00. Шторм не теряет силу. Волны бьют и слева, и справа. Захлестывает то под левый скат палатки, то под правый. Соленые брызги разлетаются внутри палатки. Волны перелетают через наш дом, заливают палубу, а, заодно, и всех, и все, что на палубе находится. Вахтенного наиболее жесткие и высокие волны норовят выбросить с дежурного стула и низвергнуть в океан. Памятуя об этом, все вахтенные цепко держатся за румпель, а некоторые, особо осторожные, еще и за веревки крепления бензобака. Условно отдыхающих и условно спящих в палатке ежесекундно бросает вверх, вниз, влево, вправо. Сотрясает организм так, что кажется, что печень вылетит из оного вон. Почки скрежещут, сердце замирает. С палубы вдруг взлетает пластмассовое ведро и описав широкую дугу, оказывается в океане далеко за бортом. Это дань океану. Волны достигают 4-х метров. Ветер воет в вантах, в мозгах и в душе, сбивая спесь со спесивых, расшатывая нервы слабонервных, закаляя дух отважных. Мы уже давно минимизировали парусность, отчего катамаран не идет по курсу, а уже много часов завис на отметке 282 мили до Маноквари (Индонезийский порт). Третий день не можем покинуть динозавра Гошу, возвышающегося над океаном тремя частями: грудью, коленями и фаллосом.
Вечером, несмотря на ненастье, Толя делает салат из помидоров, огурцов, перца, зелени, лука, чеснока.  В дополнение к салату горячие лепешки и чай.
 
9 января 2013.
На ночной вахте несколько раз меняю галс. Ветер наконец-то стих. Спокойствие радует, но приближения нет. Утром и днем продвигаемся, используя малейшие нюансы – чуть выдать или чуть скрутить стаксель, подбить или ослабить грот, на одно звено автопилота сместить румпель. Утром снова ремонт лик-шнура на гроте. Днем продвигаемся едва-едва из-за встречного ветра.
Ночью в середине вахты вижу впереди огромную черную тучу. Напрягаюсь, готовясь к шквалу. Представляю, как сейчас рвану скручивать стаксель. Если шквал будет сильным – ослаблю оттяжку гика, возьму курс острее, чтобы снизить напор ветра. Туча все ближе и ближе. Нервы – струна. Жду привычного похолодания ветра, которое бывает за полминуты перед шквалом. Вот уже из тучи сыплются первые капли дождя.
Шквала не оказалось. Туча прошла, не изменив ни силу, ни направление ветра, оставив после себя горсть капель и ослабленную пружину моих нервов. 
Слушаю Хемингуэя «Острова в океане». Хорошо пишет старик, но печально и нудновато.
 
10 января 2013. 
С утра грот на 1-м рифе. Читаю Войновича «Антисоветский Советский Союз». Толя варит превосходную рисовую кашу, которую мы щедро сдабриваем сливочным маслом и с превеликим удовольствием поедаем. Толя варит мне персональный кофе. Первая порция - в турочке, вторая просто заливается кипятком.
День замечательный. Мы, наконец-то вышли из заколдованного пространства. Три дня встречного шторма сменились встречным штилем, и мы, не жалея бензина, вышли из неприятной зоны на моторе. До Маноквари 200 миль. До Соронга еще 200. Кулик решает зайти на остров Biak подкупить продуктов и воды, затариться бензином. До острова 100 миль. 
Впервые за 2 недели чувствую, что спина начинает отпускать. Благодарю за это Стаса, который ставил мне в попу уколы Кетарола, Кулика – за рекомендованные им позиции йоги, себя – за висение на гике и растягивание позвоночника. Прыгаю за борт, охлаждаюсь и моюсь с шампунем. Кулик забрасывает спиннинг – ловит рыбу, Женя музицирует, Стас читает.
Вечер приятный. Толя делает картофельное пюре с маслом. К нему жареный тунец, который зацепился за крючок еще днем. Вскрываем рыбные консервы и соленые огурчики.
Ночная вахта нестабильна. Ветер гуляет. Ярко светит Созвездие Ориона.
 
11 января 2013. Неприятности. Идем на зарево.
Утро начинается с неприятностей. Сломалась закрутка стакселя, отказал мотор. Ремонт в одном случае и попытка ремонта в другом. Справа острова Индонезии. Поверхность у большинства плоская, виден лес. Днем неожиданно налетел шквал с дождем. Сила его настолько велика, что срубили и стаксель и грот. Шквал продолжался 20 минут.
Вечером на вахте обнаруживаю, что не работает GPS. Ветер шквальный встречный до 25 узлов. Идем вслепую по памяти к острову Biak. Когда стемнело, идти стало легче, так как за 30 миль до острова видно зарево городских огней.
 
12 января 2013. Бензин. Шквальная ночь.
В 7 утра входим в порт. Несколько кораблей у пирса. Чалка у бетонного причала. Почти сразу и неминуемо находится доброволец, готовый и жаждущий помочь. С мотоциклистом по имени Франс еду с канистрами за бензином. Франс сразу объяснил, что в канистры бензин не продают – нужно закупать топливо на черном рынке. Выглядит это так. Мотоциклист - бензоторговец заправляют на заправке бак своего мустанга бензином, едет на точку, где сливает бензин в канистры. Затем это бензин переливается в литровые стеклянные бутылки и продается в розницу от 12  до 20 тысяч за литр. Продают парни и женщины. Единственная заправка оказалась закрыта. В течение двух часов мы с Френсисом объезжаем все точки и скупаем весь бензин, который находим. Торгуемся нещадно, благо Френсис местный. В среднем топливо нам обходится в 9000 рупий за литр, и это по-божески, так как максимальная ставка 20 тысяч. Заполняемые канистры возили прямо на мотоцикле. Одну Френсис ставил между ног. Две я, сидя на заднем сиденье, ставил на колени. Под занавес ангажируем друга Френсиса с мотоциклом и едем на двух моторах в супермаркет за продуктами. Городок небольшой. Сильно на нас никто внимания не обращает. Даже удивительно. Мы рады этому, так как нам не нужно внимание властей – мы здесь нелегально. Закупаем продукты, отвозим на лодку. Благодарим Френсиса 50-ю долларами США и в 10-30 отчаливаем от благословенного острова.
Жара нестерпимая, несмотря на то, что солнце прикрыто облаками. Облака разнообразны. Перистые и кучевые. Перистые закручиваются в аленький цветочек.  Океан синий-пресиний. Курс на Соронг. 
Вечером Толя варит изумительный куриный суп. Тишина удивительная. Плавно опускается ночь. Над нами Созвездие Ориона.
Ночью на вахте Кулика идет сильнейший ливень. Толя утром следующего дня рассказывает, что он не понимал, где верх, а где низ. Ориентировался только благодаря гравитации. Небо сплошь закрыли тучи. Вода с неба лилась так неудержимо, что казалось, будто в ванной на полную катушку открыли оба крана, и таких кранов 1000 штук. Не видно было ничего уже в 2-х метрах. Вдруг все разом стихло, и ветер и дождь. Толя решил, что сейчас наступит конец света и разбудил всю команду: «Ребята, чувствую, что-то будет, быстро берем 3-й риф». Мы со Стасом выскочили и через минуту стали мокрые как бобры. Снова пошел дождь и задул ветер. Началась серия шквалов с порывами ветра до 30 узлов. Так как вахта Кулика закончилась, все шквалы пришлись на вахту Жени. Шквалы шли с интервалами 10-15 минут. Дождь бил в лицо. Началась жесткая болтанка. Спать в палатке стало невозможно. Нас подбрасывало и переваливало в абсолютной темноте палаточного пространства. Моя вахта оказалась не менее мокрой, но ветер стих.
 
13 января 2013.
Проспав 3 час после ночной вахты, проснулся с воспоминанием, что видел родной институт. Какое-то событие. Руководство собралось где-то на квартире. Несколько человек, Буякова, Балясникова, Шаркеев, Овчаренко, Сулакшина – собрались у Сергея Панина. Зачем и как развивались события, я не узнал, так как проснулся. Прыгаю за борт для освежения. Толя делает макароны с маслом и рыбой из консервной банки.
Пасмурно и тихою Болтанка не прекратилась, но стала мягче. К обеду океан успокоился. Идем по глади. Из-под носа судна периодически группами выскакивают летучие рыбы и летят стайкой вперед. Дальность полета от 50 до 100 метров. В литературе пишут, что рыбы, спасаясь от хищников, могут пролетать несколько сот метров. Часто рыба, пролетев 20-30 метров, ударяет хвостом по воде и, резко изменив направление, летит в сторону. В полете рыбы несколько раз касаются воды, видимо контролируя процесс движения, давая дополнительный импульс движениями хвостового оперения и ударами его о воду.
Океан просматривается во все стороны. Редчайшее явления для цивилизованного человека видеть до линии горизонта все вокруг на 360 градусов. Даже на высоких точках Гималайских гор, а я забирался на высоты до 5600 метро, никогда я не видел все вокруг до горизонта на 360 градусов. В населенных пунктах это нереально, так как обзор закрывается постройками. Мы счастливы, что в океане такая возможность есть, так как объемная панорама восхитительна.
Небо закрыто облаками, но влияние ультрафиолета ощутимо. Вечер спокоен и хорош. Идем ровно и быстро – 6 узлов. Толя печет пирожки с картошкой. Вкусно!
 
14 января 2013. Погожий день.
Обсуждаем причины захода в Соронг, которые мы должны сообщить властям. Решаем, что ремонт GPS  и парусов. Видны берега Индонезии. Горы похожи на вершины Гималаев в Непале или Бутане. 
Восход солнца. Летучие рыбы переливаются в лучах солнца, взлетая стайками спереди и сразу разлетаясь в разные стороны. Поперек курса плывет гигантская черепаха. Жара. Заплываем толпой под катамаран. Здесь свежо и прохладно. Перетягиваем шверт-таль. До Соронга 90 миль.
День необычайно погожий. Солнышко, белые облака, горы на побережье. В величественной этой красоте идем в покое до позднего вечера. Откушав замечательные картофельные драники, уходим в ночь. 
Перед сном читаю стихи Анны Ахматовой, читаю ее биографию. За «Реквием», ей хотели присудить Нобелевскую премию.
На ночной вахте слушаю Достоевского «Братья Карамазовы».
 
15 января 2013. Отель-пароход.
Просыпаюсь в 6-30. Снились дочь Даринка и супруга Жанна. Кулик сходу варит мне кофе. Искупался. Проплываем мимо артели рыбаков. 11 лодок тусуются вокруг плотика на курьих ножках. Эта пловучая изба служит, наверное, столовой и местом отдыха. Возможно, туда собирают пойманную рыбу. Ловят рыбу несколько дней, а то и недель, доставляя на одной из лодок в ближайшее поселение для продажи. Это основной бизнес и жизнь рыбацких семей.
Кулик делает оладьи. Обсуждаем действия по прибытии в Соронг. Надо легализоваться и попытаться за взятку от 200 до 1000 долларов США получить месячную визу, так как нам еще предстоит идти на Бали и в Джакарту. Там мы точно от властей не спрячемся.
Видим на берегу трехэтажное здание, похожее на пароход. Решаем идти к нему. В 10-00 паркуемся  у деревянного причала. Пароход оказался экзотической гостиницей Cartenz. Нас встречает главный менеджер Вилли. Его вес превышает 150 кг, а улыбка равноценна улыбке Мона Лизы. Хозяйка отеля китаянка Элен в отъезде. Отель на отшибе, до города 15 км. Решаем в нем поселиться, отправить видео, поменять деньги, закупить бензин и идти дальше. Судя по всему можно обойтись без легализации.
После обеда еду с на машине отеля в город в банк. Из 2000 USD принимают только 200. На остальных 100-долларовых купюрах маленькие печати. Это основание для отказа. Фантастическая страна. За эти 200 долларов задали массу вопросов, на которые я просто отказался отвечать и потребовал обратно деньги. Все же выдали рупии. Нужные средства снял в двух банкоматах, полностью их разорив.
Вернувшись в отель, выясняю у Жени, что wi-fi не работает. Полчаса прессую Вилли, требуя, чтобы он разобрался с провайдером. Провайдер в Джакарте. Вилли звонить в Джакарту и добивается успеха. Интернет заработал – Женя счастлив.
   16 января 2013.  В Соронге.
С утра едем со Стасом и Куликом в город, находим швейную мастерскую, оставляем в ней Стаса и стаксель для ремонта. С Куликом закупаем продукты. Индонезийцы вокруг очень приветливы, мальчишки любопытны. Возвращаемся в отель. Едем вдоль океана. На деревянных кольях прямо в океане близ берега стоят домишки рыбаков. С отливом вода уходят, домишки торчат из грязи. На берег ведут узкие мостки. Роятся москиты. Рыбаки по пояс в воде бродят с сетями, собирают ракообразных и моллюсков.
Вернувшись в отель, заказываем Вилли бензин. Цена 14000 рупий за литр.
 
17 января 2013. Немного о Соронге.
Снова едем в город. Беседую с водителем по имени Свиндли. Узнаю о жизни города. В Соронге живет 130 тыс. человек. Город расположен на берегу моря Хальмахера. Центр провинции Западная Папуа, в которую входит Соронг, называется Маноквари. В Соронге 6 районов, которые делятся на 31 поселение.
Закупаем с Куликом  Стасом воды, овощей. На рынке нас обкладывают зрители, отвлекают советами и помощью.
Вечером в отель под завязку заселяется индонезийцами.
 
18 января 2013. Партийная конференция.
Старт, намеченный на утро, не состоялся – Женя не смог завезти мотор Mercuri. Поломка. Выясняю у Вилли о возможности приобретения мотора Yamaha. Ответ положительный. Едем со Стасом и Женей в магазин, возвращаемся с новехонькой Ямахой за 2400 долларов США. Однако время потеряно. Остаемся еще на одну ночь.
В холле отеля собрались лидеры национально-демократической партии Индонезии провинции Западная Папуа. Это правящая партия, а всего партий в Индонезии 46. Делегаты все высоких чинов – главы городов и поселений. Несколько часов идет дискуссия с показом патриотических зарисовок через проектор на стену. Неоднократно звучат песни, скандируют лозунги. Затем ужин. Действо посвящено выборам президента Индонезии, которые состоятся в 2014 году. После ужина делегаты, мужчины и женщины гуляют по территории отеля всю ночь. На всякий случай дежурим на катамаране всю ночь – так распорядился капитан. 
19 января 2013. Подъем в 6-30, кофе. В 7-30 отчаливаем. Выходим из лагуны на моторе. Ямаха работает превосходно. 
Идем в надежде, что пограничники нас не заметят и не арестуют. Если это произойдет, тюрьма гарантирована.
Поедаем славнейшего курчонка, сваренного Куликом. В дополнение бульон с яйцом. Божественно!
Солнце, жара. Волна хаотичная. На каждом квадратном метре плавает мусор: пластмассовая и полиэтиленовая посуда, ведра, канистры, мешки, тряпки и прочее, и прочее. Множество палок, досок и бревен.  Неожиданно мотор взвывает. На винт накрутило полиэтиленовый мешок. Остановка, освобождаем винт, идем дальше. «Будь предельно внимателен», - говорит мне Кулик, так как моя вахта.
Подходим к узкому шириной в 1,5 мили проливу между островами Папуа и Батанте. Длина пролива 25 миль. Надо пройти засветло, так как при такой ширине шквал или шторм могут забросить нас на скалы.
После вахты сплю до вечера. Даже отказываюсь от ужина. 
 
20 января 2013. Окаменевшие динозавры.
С 7 утра заступаю на вахту. Океан сегодня добрый. Ветер удачный, Бейдевинд. Разрифляем с Женей грот. Скорость судна 6 узлов. Ласковое солнышко, поднимаясь за корой, начинает пригревать спину. Волна небольшая, слегка подергивает судно. Облака распределились – кучевые по периметру пространства, перистые – над головой. Всё спокойно.
Вечером видим справа остров Pisang. Он двугорбый. За ним еще два острова. Даю свои  названия островам. Pisang называю Писанговый верблюд. Два других – Андропар и Агарпатха. Мужественный Андропар устремлен к невесте Агарпатха. А вместе они направляются к острову, который я называю «Помёт стада мамонтов». Все эти острова – давным давно окаменевшие динозавры. Так я развлекаюсь на вахте.
Ветер северный. До Бали 970 миль. Кулик варит рисовую кашу с маслом и разрешает мне выбрать консервы. Выбираю «чикен» и «ойстерз».
 
21 января 2013.
С 4 утра вахта. Ночью штиль. В 5-30 начинается рассвет. Звезды бледнеют, исчезают огни кораблей. Сдаю вахту, варю кофе. Иду на нос отдать дань природе и понимаю, что устройство, которое соорудил в Джаяпуре, весьма неудобно для отправления нужд. Беру пилу, топор, кувалду, прочие инструменты и три часа  орудую над клозетом. За шум меня порицают, за горшок по умолчанию благодарят. 
Читаю американского генерала Патона о войне США в 1942-45гг. на Сицилии. 
В обед Женя обнаружил, что отломилось ухо у транца. Ложимся в дрейф. Ремонт. С Женей плаваем под катамараном около часа. Все исправлено. Идем дальше.
Встречное течение. Преодолеваем с помощью парусов и мотора. Океан чист и спокоен. Солнце. Чаша неба голуба, чаша океана синя. Лепота!
Перед сном занимаюсь испанским языком.
Ночью штиль. Океан – гладь. Впереди справа оранжевый параллелепипед. Это ночное светило, закрытое снизу и сверху тучами так, что видна только средняя часть. Звезд не видно. И вообще ничего не видно, кроме кусочка луны и едва светящейся лунной дорожки. Слушаю Достоевского «Братья Карамазовы».
 
22 января 2013. Запретная зона.
В 7-00 выползаю. На вахте Кулик. Варю в турочке кофе. Опробываю новый клозет – комфортно. Приделал проволоку на правом борту, за которую поставил пустые канистры из-под бензина.  На палубе становится свободней. Движемся в сторону острова Buru. На карте указатель – запретная зона. Обсуждаем, не обойти ли остров с востока, так как в зоне запрета может располагаться военная база. Какой-нибудь сторожевой корабль нас арестует. Обсудив, решили идти, как задумали, стараясь не приближаться к запретной зоне. 
К вечеру ветер отходит. Перед сумерками в течение получаса поймали 6 небольших (40 см) тунцов, которых Кулик тут же и зажарил. 
Ночью ветер дует за 20 узлов. Под завывание вант слушаю английский курс. Светит яркая луна, мерцают звезды. Обращаю впервые внимание, что Созвездие Ориона похоже на бабочку, расправившую крылья и скосившую брюшко. От луны к судну идёт широкая серебристая дорожка.
 
23 января  2013.
Встаю в 6-00. Посидел с Куликом. Встает ярило. Облака в сочетании с солнечной подсветкой похожи на птиц, расшиперивших крылья. Ветер слабый – еле ползем.
На завтрак вареная лапша с рыбными консервами.
Днем, во время моей вахты, наблюдаю возникновение длинной фронтальной тучи. Явно шквальная. Следим со Стасом, как туча приближается. Выглядит страшновато. Принимаем решение сменить галс и уйти влево. Реализуем маневр, однако зацепляем левый фланг соперника. Ветер резко усиливается до 28 узлов. С опозданием рифим грот, завершаем уже в условиях начавшегося шквала. Кулик ругается – поздно начали. Через некоторое время все успокаивается, Кулик тоже.
Ветер начинает дуть неблагоприятно, уходим от курса.
Вечером Толя варит божественный суп – сквознячок. На ночной вахте слушаю «Братьев Карамазовых». Философско-религиозные рассуждения меня утомляют, начинаю засыпать. Луна светит необычайно ярко, несмотря на крошечные размеры. Вокруг снуют корабли. Опасно.
 
24 января 2013. Мимо острова Buru.
Просыпаюсь в 6-30. Полчаса до вахты. Кулик ставит кливер. Слева удивительное зрелище. Остров Buru, похож на субмарину. За рубку цепляются облака, обнимая ее как снежная шапка. Над хвостом подводной лодки прямо из океана возникает солнце. Остров, облака, солнце – все являет восхитительнейшее зрелище.
Варю кофе. Пью и бегу на нос, кофе слабит. Это здорово, так как вчера не ходил.
8-00. До цели 773 мили. Скорость 2 узла, едва ползём. Кулик читает, Стас телефонирует, Женя музицирует. Слева, не спеша, ползет грузовое судно. Океан совершенно спокоен.
Пробую растягивать позвоночник, подвешивая себя на импровизированной системе на гике. Обхватив себя за грудь, через карабин цепляюсь за петлю на гике, вывожу гик поворотом за борт, свешиваю ноги за борт – свободное зависание. Грудь больно, но позвоночник тянется.
Днем прыгаю за борт, охлаждаюсь. Читая Рекса Стаута «Ниро Вульф». Впереди фронт – дождевая туча. Рифим заранее грот, меняем кливер на стаксель. И не напрасно, шквал с ветром до 25 узлов и дождем.
Остров Buru все также недалеко, прикрыт пышной шапкой кучевых облаков. Небо вокруг в серых облаках. Начинается закат. Розово-голубые разводья неба. Погружающееся в океан солнце окрашивает все вокруг в радужные цвета.
Толя печет пирожки с грибами, луком и картошкой. Читаю Рекса Стаута, отхожу ко сну в 21-00.
 
25 января 2013. Шквалы.  Рассветы. Закаты.
На ночной вахте штиль. Вокруг, однако, сверкают молнии. На сносит в обратном направлении.
С рассветом над островом Buru пламенеет зарево. Океан вокруг как алое пламя. Пламя темнеет, а в верхней части сиреневеет. Остров в дымке похож на морду гигантского крокодила. Рассветная полоса простирается на много миль. Посередине полоса бледно-деликатно розовая. Оба крыла ярко-алые, опоясанные темно-синими облаками. Легкая прохлада.
В 9-20 шквал. Ветер до 33 узлов, дождь. Нас уносит в сторону. Не без труда Кулик скрутил «фордака», сменили галс, идем 3 узла на приближение к цели. Шквал с дождем продолжается около часа, затем ветер стихает.
После полудня вокруг все серо: серый океан, серое небо, серые острова, серо на душе. Скромное солнце, более похожее на луну, едва проглядывает сквозь серые облака.  Поверхность океана – гладь. После 16-00 ветер постепенно нарастает. До Бали 751 миля. Впереди корабль режет нам путь. 
Ввечеру удивительной красоты объемный закат. Темно-розовый, алый, сиреневый, синий, фиолетовый охват пятой части горизонта органично окружен синей темнотой остальных четырех частей. Закатные цвета выписаны не одним пятном, а причудливо разбросаны по уголкам природного холста. Блаженную картину сию дополняет и умиротворяет спокойная гладь мирового океана. Ничто не тревожит этой тишины и спокойствия.
Поедаем рассольник на основе гречки, пьём чай и отходим в объятия Морфея.
 
26 января 2013.
На ночной вахте радуюсь безупречному спокойствию отечески расположенного океана, надежной поддержке ласковой луны, легкому дружелюбному ветерку, двигающему катамаран со скоростью одна миля в час.
С удовольствием все три часа слушаю «Братьев Карамазовых», пропуская религиозно-философские рассуждения. В 4 утра сдаю вахту Стасу и присоединяюсь к спящим в палатке коллегам, уткнувшись коленом в ягодицу Кулика.
Утром сего же дня встаю в 8-00. Сразу за борт, так как скорость судна невелика, океан спокоен. Пару раз проплываю под судном. Перекусил Energy Diet. 
После трех суток штиля скорость 3 узла, с которой идем весь день, необычайно радует. Женя снимает ролик «Свободное время».
16-45. Поели фруктовый компот. Снова наступает штиль. Стас, сняв прогноз погоды, утверждает, что штиль до утра, утром ветер будет с юга. Кулик предлагает уходить к югу, чтобы утром, когда дадут ветер, идти на север.
На ужин суп с консервами: курочка с бобами, китайские грибы.
Ночью идем медленно, но по курсу – ветер отошёл. На ночной вахте замечаю впереди гигантскую дождевую тучу. Ожидаю её с напряжением. «Будет или не будет шквал?». Туча подходит все ближе и ближе, напряжение нарастает. Вот она накрывает нас правым крылом, и начинается свистопляска. Но не шквальная, а штилевая. За оставшийся час меняю галс 5 раз. Движемся то вперед, то назад. То стоим на месте. Пройдя одну милю за три часа, гордо передаю румпель Стасу на отметке 695 миль и иду спать.
 
27 января 2013.  Пищит и скрипит.
С утра обсуждаем выросшую подвижность стрингеров относительно балок. Кулик предполагает, что стрингер на стыке сломался. Стас отрицает. На мой взгляд, металл в соединениях стерся – увеличилась подвижность в хомутах, скрепляющих балки со стрингерами.
Кулик варит кашу. В течение дня дождя нет. Идем 50 градусов левее курса – ветер не позволяет идти круче. Что-то трещит и прощелкивает под палубой. Заныриваем с Ташкиным под палубу – все соединения в порядке. Солнце светит робко, через облака.
Вечером вкуснейший суп. Спорим с Куликом, на чьей вахте разменяем 650 миль до Бали. Он утверждает, что на моей, я  - за вахту Стаса. 1 USD Кулика против моих 10. В итоге я оказался прав. Ночью моросящий дождь, ветер до 15 узлов. Продолжаю слушать Достоевского.
 
28 января 2013.
Встаю к 7-00 на вахту. Пасмурно. Дождь. Кулик печет оладушки, варит кофе. После вахты занимаюсь испанским языком. Справа остров, который я по мотивам Экзюпери, называю «Доисторический удав, проглотивший мамонта».
Днем жара. Купаемся.
Ночью светло. Луна окружена несколькими кольцам света, туманного и загадочного.
 
29 января 2013.
После ночной вахты прыгаю освежиться и помыть с шампунем голову. Прыгая за борт расшиб колено, залил терамицином. 
Солнце светит благосклонно, океан доброжелателен. До обеда штиль, жара. Купаемся.
В обед шквал 25 узлов. Продолжается несколько часов. Волны с силой наваливаются сбоку, судно трясет.
В вечеру Толя делает замечательный супчик. Съедаю две порцию. На ночь читаю Рекса Стаута. На ночной вахте слушаю Братьев Карамазовых. Едва не столкнулся с кораблем. Куда я, туда и он. Еле разошлись.
30 января 2013.
Встаю в 7-00. Кулик на вахте. Чтобы проснуться, прыгаю за борт.
Пробиваемся через встречный ветер. Около 12-00 вплотную к носу катамарана попрек курса проходит стадо некрупных (4-5 метров) серых пятнистых китов. Чуть позднее в противоположном направлении стадо черных китов. Эти размерами не менее 8-9 метров.
Ночью все спокойно.
 
31 января 2013. Баркас.
Утром кофе. Справа в 100 метрах приличных размеров тунцы гоняют рыбу, выпрыгивая всем телом из воды. Над водой с десяток птиц подбирает остатки тунцовой добычи. Единство природы воочию. Небесные твари, морские обитатели связаны процессом потребления пищи.
Несколько часов в 150 метрах от нас идет индонезийский баркас. Перемигиваемся и перемахиваемся с ними, постепенно привыкли друг к другу. Каждый, кто выходит на баркасе и у нас на палубу, почитает долгом кинуть взор и приветственно помахать. Так и идем рядом весь день вечер, всю ночь. Только утром мы сворачиваем вправо в Бантаенг затариться бензином.
 
 
день395
миль*17506

*1 морская миля = 1.852 км